Швейный бизнес в подполье

Швейный бизнес в подполье

Старенький "Зингер", полуподвальная комната четыре на пять метров, "убитый" манекен, сигаретный дым и пахота с шести утра до часу ночи. В таких или подобных условиях создаются швейные шедевры от "Армани" и "Анжелы Гавиоли". По оценке местных специалистов, до 80 процентов поставляемых на наш рынок в фирменные магазины товаров сшито в местном подполье цеховиками. Иногда безвкусно и бездарно, но порой качественно и стильно, так, что Том Клайм, или Лагерфельд принял бы на работу новороссийского мастера.

— Я скопирую кого угодно — хоть Кардена, — говорит мне Людмила Ивашова. Она специально представилась девичьей фамилией, чтобы "потом голову не оторвали" налоговики, конкуренты, хозяйка. Еще год назад Людмила была обычной портнихой, а теперь стала "подпольщицей". Объединившись с еще тремя компаньонками, они открыли свой цех, где шьют женскую одежду.

В швейный бизнес Людмила попала случайно. Она выпускница худграфа Ленинградского университета. Вернувшись в Новороссийск, сдружилась с местными цеховиками. Тогда подпольных цехов было много. Помните, все клепали хлопчато-бумажные майки с вышивкой и выдавали их за фирменные? Людмила устроилась к крупному цеховику по прозвищу Джон ученицей, приходила и смотрела, как мэтр шьет. Потом с подругой, профессиональной швеей, спор вышел: можно ли сшить фирменный костюм "от Кардена" дома. Люда спор выиграла — сделала платье и "толкнула" его за реальные деньги той же подруге, выдав за фирму. Через несколько лет открылась "шутка", и после этого приятельница признала в Ивашовой профессионалку.

— Меня тогда аж зло взяло: что же, мы умеем только из Польши вещи возить? Я полгода от Джона не отходила, ночами из-за машины не вставала. И научилась.

Поначалу Людмила "Том Клаймом" увлеклась. Отшивала и отдавала костюмы на рынок знакомой, на лоток с "клаймовскими" вещами. Потом ассортимент предлагаемых фирм расширила — шила и "Кардена", и "Версаче", и "Лагерфельда" — какие лейблы на оптовом рынке попадались, то и шила. Но такое оборудование, на котором работает Людмила, Кардену и в страшном сне не снилось. Электрическому "Подольску" уже 25 лет. Оверлок на основе японского "джуки" приобретен на распродаже, когда за гроши отдавалось оборудование почивших в бозе ателье. Компанию старья пополнил еще хорошо выглядевший 25-летний "Веритас". Единственное, что в этом цехе новое — это утюг. Настоящий "Бош"! Людмила пока только во сне мечтает о машине с компьютерной подгонкой одежды на фигуру и приспособлением для современных прессованных утюжек. Но и на допотопном оборудовнии, оказывается, тоже можно сшить приличную вещь.

— Думаешь, кто-то смотрит на качество? Им лейлбл давай! — возмущается Людмила. Свою работу она оценивает высоко: "Халтуру не гоним".

В подпольном бизнесе есть свои тонкости. Перво-наперво, надобно найти приличную, не затасканную на рынке ткань. "Цеховикам" повезло: они скупились на краснодарской выставке. Прибалтика по бросовой цене привезла свой лен, и его можно было покупать небольшими партиями. Теперь Людмила клепает модные цветные льняные костюмчики, которые раскупаются "на ура". Шьют здесь и деловые платья. Когда я попала в цех, Ивашова собирала черное с белым офисные платье под Тома Клайма из стрейч-атласа. Кстати, в модной вещице проглядывает Людмилина идея: "Чего только не придумаешь, чтобы вещь продалась". Я взглянула на ценник. Будет стоить такой "клайм" 850 (не по-клаймовски дешево) рублей. А вот и экономика предприятия. Себестоимость такого платья — 450 рублей, собственно Людмилина работа стоит 250-260 рублей, их она и получит от хозяйки.

— Я-то пошла в этот бизнес, только чтобы просто заработать денег, — признается Ивашова. — Преимущество работы "на магазины" в том, что заказ есть всегда, тогда как с индпошивом еще намучаешься — то есть клиент, то нет. По ассортименту тоже все понятно: заказали примерно вот такое платье, ты его и шьешь, выдумывать особенно ничего не надо.

Правда, производительность пока хромает. Сама Людмила может в неделю только три фирменные вещи сшить. Пробовала нанимать девчонок себе в помощь, но убедилась, что профессионалы нынче в дефиците.

— Вроде хорошая портниха, все делать умеет. Но как сошьет… Качество ни в какие ворота не лезет, развернешь вещь, швы кривые, обметка ужасная. В нашем деле нужны усидчивость, терпение, надо не жалеть себя, добиваться "карденовского" качества, — объясняет Ивашова. — Не подумайте, что цеховики бездушны и наживаются на наивности покупателя, подсовывая подделку. Мы просто выживаем. Я семью кормлю. Все эти "Кардены" и "Лагерфельды" у меня в печенках сидят, мечтаю работать в своем авторском ателье, чтобы на лейблах красовался мой собственный фирменный знак.

— Восемьдесят процентов вещей, продаваемых на нашем рынке, сшито местными "подпольщиками", — заявила нам зам.директора по сбыту ООО "Абрис-Люкс" Марина Волкова. По долгу службы ей приходится наблюдать настоящие войны местных "Карденов". — Кто берет у нас ткань, стараются скупить целую партию, только чтобы цеховикам не досталась, — рассказывает она. — У них жесткая конкуренция!

Подпольщики воруют друг у друга модели, сбивают друг другу цены на рынке, лишь бы продать вещь. "Маркетинг" у них такой: шьется вещь, выносится на рынок. Если модель быстро улетает, начинается работа: днями и ночами строчатся юбочка, маечка, костюмчик модного фасончика. Как правило, у цеховиков семейный бизнес, пашут они без выходных. Сезон у них начинается летом. Только в это время года можно заработать — одеваются на рынке не только местные, но и приезжие. Проще шить летние вещи, и оборот их больше. Цеховики не жируют, но и не бедствуют.

Меня обещали представить известному подпольщику Игорю. Этот знаменит своей способностью точно копировать каталоговские вещи, и работает он только на фирменные магазины. Известные и дорогие салоны модной одежды просто дают ему каталог и называют количество костюмов, которые требуется сшить. Игорь сам достает соответствующую ткань, фурнитуру, лейблы. Вещь вывешивается за солидную сумму и быстро продается. Мастер делает безупречно, к его "Кардену" не придраться.

— Действительно, и среди сшитых местным подпольем вещей бывают шедевры. Мне понравился брючный костюм из ткани под кожу, кстати, сшитый моим знакомым. Так цена на его костюм в одном из фирменных магазинов была 7 тысяч рублей. И его купили, — рассказывает Марина Волкова.

— Слава богу, у нас в России пока не сажают за подделку под фирму, — говорит Людмила Ивашова. — Хотя я слышала, что в Москве был судебный процесс над предприятием, которое "клепало" фирменные джинсы.

Сколько бы мы ни оправдывали бедного и выживающего в суровой российской экономике местного цеховика, жертвой теневого бизнеса остается среднестатистический российский потребитель, вынужденный покупать порой откровенную халтуру. Мы специально прошлись по "шмотному" рынку со старшим экспертом по непродовольственным товарам НТПП Надеждой Белоусовой, вывернули на изнанку фирменные вещи. "Голландские" брючки "Барух" грешили неровной строчкой, хотя лейблов на них мы нашли аж три штуки. Явной подделкой под итальянскую "IRO" оказались симпатичные сарафанчики за 2300 руб. Вещица отличалась неровной отделочной и оверлочной строчкой, хотя хозяйка лотка божилась, что привезла эту прелесть из самой Италии. В местных модных магазинах висит на вешалках зачастую полная халтура. Костюмчик за 7(!) тысяч от "Анжелы Гавиоли" имел кривой карман, а прокладочная клеевая тесьма по низу юбки была приклеена до удивления неровно. Пуговицы на пиджаке пришиты вручную, ткань стянута, отсутствуют внутренние пуговицы, чего уж точно не допустит титулованный Карден. На блузе стрейчевого трикотажного костюма вообще разрушен шов, тогда как по правилам торговли откровенному браку не место на манекене.

Что любопытно, к специалистам ТПП с жалобами на некачественную одежду обращаются крайне редко. Надежда Белоусова нашла один запротоколированный случай, когда горожанка принесла костюмчик, за солидную сумму купленный в фирменном магазине "Сорбина". Дорогущие стрейчевые брюки при первой носке стали пускать петли. Методом органолептического осмотра специалисты определили, что это был производственный дефект, и рекомендовали магазину вернуть деньги. Зато настоящий бум сейчас на "фирменную" обувь, сделанную московскими цеховиками, которая разваливается после первого часа ходьбы.

— От недобросовестности цеховиков страдает потребитель, который по дешевке покупает вещь на рынке, но из-за ее качества не может проносить и сезона, — заметила Марина Волкова и назвала самые главные недостатки вещей, сшитых в подполье:

— Сейчас в моде косой крой. Чтобы сэкономить ткань, подпольщики делят ее нечетко под 45 градусов. В результате после первой стирки подол ультрамодного сарафана вытягивается или "идет" зигзагом. Если шьется фирменная вещь из натуральной ткани, она несколько дней отвисает, и только после этой обязательной процедуры "делается" низ, тогда края не вытягиваются. Но скажите, какой нелегальный "поточник" будет следовать технологии. Места, где производится обтачка швов — проклеиваются флезелином. Редкий цеховик, обслуживающий рынок, тратится на дорогой флезелин. Нефирменную вещь запросто можно определить по петелькам одежды. Фирменные петли делают на спецмашинах, они получаются идеальными, края не обтрепываются, а сделанные на "белошвейке" — совсем другой уровень…

И все же бесспорен факт: есть цеховики, которым позавидует любой официально работающий местный производитель. Некоторые имеют не только бренды известных фирм, но и упаковывают "шмотки" в фирменный пакет, подбирают фирменные вешалки, таким образом делая на товар более высокую цену.

— Если качество вещи, сделанной в подполье, соответствует ценам — это замечательно. Если бы цеховики накручивали сверх себестоимости вещи хотя бы 50 процентов! Как правило, такого не бывает. Рыночная цена таких вещей в 2-3 раза выше, чем вещь действительно стоит. Я не хотела бы защищать цеховиков еще и потому, что они "расслабляют" людей, вынуждая их носить не совсем качественные вещи. Не оправдываю я и покупателя. Россиянин легко соглашается на дешевого "Кардена", — говорит художник-модельер Евгения Прилуцкая.

— Виной этому сама российская экономическая система. Портному невыгодно работать легально. Попробуй выйти из подполья, твой труд сразу "съедят" налоги. Цеховик и шьет сутками, подключает к своему бизнесу детей, зятьев, тетушек, лишь бы работать и "не светиться", — считает Марина Волкова.

Теневой бизнес имеет еще одну сторону: это грубая эксплуатация человека человеком.

— Я не продержалась на такой работе и полгода, — рассказывает бывшая цеховичка Елена. — Мы шили дешевые стрейчевые маечки, которые затем продавались на вещевом рынке. Пахали в две смены. Хозяин набирал нас на испытаельный срок, а через два месяца выбрасывал якобы плохих швей на улицу, ничего не заплатив. Мы выслушивали грубости, хозяин еще и приставал к молодым девчонкам.

Станет ли швейный бизнес когда-нибудь цивилизованным? Примером для нас уже сегодня могут быть наши соседи — геленджичане. На фабрике ООО "Кесопуло’с" шьют джинсы и одежду, не уступающие качеством знаменитым образцам от Вранглера и Кардена. Но производители работают под своим фирменным брендом, упаковывая вещи в европейские пакеты. Их фирменные стенды зазывают одеваться стильных людей в одежду от местного производителя. Они платят налоги и при этом утверждают, что работать легально выгодно!

Автор: Мария Ананьева

Источник: http://review-novoros.ru/article.php?id=7619

Присоединяйтесь к 11000 швейников!
Получайте 2 раза в неделю лучшие статьи и видео по швейному бизнесу на свой емейл!

НЕ УПУСТИТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ СДЕЛАТЬ ДОБРОЕ ДЕЛО: НАЖМИТЕ НА КНОПКУ СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ В КОТОРОЙ ВЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАНЫ, ЧТОБЫ ДРУГИЕ ЛЮДИ ТОЖЕ ПОЛУЧИЛИ ПОЛЬЗУ ОТ ЭТОГО МАТЕРИАЛА.

Комментирование ВКонтакте:

Комментирование Facebook

0 Комментарии “Швейный бизнес в подполье

Добавить комментарий