Сшитое дело

Услугами портных и ателье россияне пользовались всегда. В советские годы в хорошие ателье попадали по записи, а иметь личную портниху считалось признаком хорошего тона и номенклатурного блата. С развитием рынка многие стали предпочитать готовую одежду, но и сейчас в ателье обращаются не только обладатели нестандартных фигур. Какие бы ни были причины, приводящие человека на порог ателье, на отсутствие заказов мастера швейного дела не жалуются.

В самом центре Краснодара, где грохочет проезжающий мимо трамвай,  в маленьком дворике разместилась творческая лаборатория "Месяц ясный". Это некий симбиоз Дома Моды и привычного ателье по пошиву одежды.  Вот уже более восьми лет  член Союза дизайнеров России Анна Темченко придумывает наряды и обшивает своих заказчиков. Вместе с мужем Артуром, который взял на себя функции менеджера-управленца, она шаг за шагом развивает свое небольшое семейное дело, подстраиваясь под изменчивый спрос. Если женщины перестали заказывать вечерние платья – предлагает им карнавальные, клиент не выкупил смокинг, потому что он мнется, – сдает смокинг в прокат.

В последнее время рамки индивидуального пошива для "Месяца Ясного" стали тесны, и творческая лаборатория ринулась на рынок  пошива корпоративной одежды. Как оказалось, абсолютно свободного от конкурентов. Так ли все безоблачно в швейном бизнесе и сложно ли на деле "одеть" корпорацию, мы попытались выяснить в беседе с руководителем творческой лаборатории "Месяц ясный".

— Анна, как вы выбрали свою профессию?

— Наверное, все модельеры начинают с того, что в детстве обшивают своих кукол.  Потом модельером стала по образованию. Начала работать на фабрике "Александрия", тогда у нее было странное название "Александр и я", поначалу я думала, что это какой-то кооператив, а оказалось очень крупное предприятие. Я проработала там художником-модельером достаточно долго и считаю это хорошей школой. Помимо того, что стала разбираться в тканях, постигала и азы руководства.

— Не страшно ли было уходить с насиженного места в свободное плавание?

— Никакого стартового капитала у меня не было, только голый энтузиазм. Даже родители опасались моего провала. Открытие ателье как раз пришлось на кризисный 98 год. Цены на ткань подскочили неимоверно, народу стало не до новых нарядов. Но, как говорится, риск благородное дело. Потом меня пригласили в "Александрию" уже главным художником, и я пошла с условием, что сохраню небольшое собственное дело. Продержалась четыре года, но теперь занимаюсь только "Месяцем ясным".

— Открывая ателье, вы продумывали, на какой слой общества следует ориентироваться?

— Мы были настроены на индивидуальный пошив. Клиент не будет заказывать в ателье вещь, которую он может купить на рынке и в магазине. Особенно, если в магазине она стоит дешевле. Поэтому ставка делалась на неповторимость и качество. А сейчас  люди уже научились распознавать вещи из бутиков, которые сшиты за углом. Одна наша клиентка в какой-то мастерской увидела и запомнила  джинсы, на которые ставили 200 клепок, вот запомнились они ей. А потом увидела их в дорогом магазине по очень высокой цене.

— Может быть, надо было наладить массовое производство одежды?

— Мне не близко массовое производство одежды, я поняла это, когда работала в "Александрии". Мне нравиться работать для конкретного человека. Я вижу, какой у него цвет глаз, цвет волос, какой у него характер, отношение к жизни и к одежде. И разрабатывать модели и коллекции для всех мне сложно. И на деньги можно "попасть". Был такой горький опыт. Когда хорошо продавались мужские пальто (помните, из кашемира?), мы сшили партию и все продали. Решили к следующему году лучше подготовиться, закупили ткани подороже,  нашили  побольше. А продавали с большим-большим скрипом — мода прошла. Для того чтобы в этом деле быть на плаву, необходимо иметь приличный свободный капитал, чтобы подобные риски оплачивать. А для развития своего предприятия мы выбрали достаточно новое направление — пошив корпоративной одежды

В нашей стране еще очень сложно с самим понятием "корпоративный стиль". Его могут себе позволить только крупные предприятия, у которых уже, собственно, есть свои цвета, определенный имидж. И остается сотрудников к этому имиджу приобщить. Наша задача — изучив  работу предприятия, этот самый стиль ему и предложить. А большинство предприятий Краснодара маленькие, они просят "дешево и попроще". Таким заказчикам мы советуем посетить магазины рабочей одежды для спецперсонала. Стиль и качество не могут быть дешевым. Я даже не говорю о работе модельера, речь о самом изделии. Например, синтетика никак не может соответствовать хорошему имиджу компании.

— Как же находите с клиентами общий язык?

— У нас есть специально разработанная анкета для корпоративных заказчиков, заполняя которую клиент высказывает  свои пожелания — для чего, почем и сколько.

Отдельным пунктом оговаривается, где будут сниматься мерки — у нас в лаборатории или с выездом на предприятие. Или без мерок по стандартным лекалам, по размерному ряду. Анкету обрабатываем, все просчитываем и называем общую сумму заказа. А иногда заказчик сам предлагает нам сумму, которую готов заплатить за выполнение заказа. Тогда уже мы думаем, что могли бы предложить за эти деньги. Вообще, корпоративным считаем  заказ от пяти единиц и делаем скидку. А если требуется пошить костюмы для двух-трех человек, допустим, руководителей, то цена выставляется как за индивидуальный заказ.

— Корпоративный пошив сложнее индивидуального?

— Приходится учитывать все, включая возраст сотрудников и комплекцию. Для одной крупной коммуникационной компании, имеющей филиалы по всему краю, мы обшивали сотрудниц операционных отделов по работе с клиентами. Это были такие кубанские женщины, в самом соку, и возрастом за сорок. И мы сделали им специальные жакеты, удобные, с увеличенной шириной рукава. А вот, например, у "Мегафона" персонал молодой, модный и стройный. Поэтому им был предложен более "продвинутый" вариант с приталенным силуэтом и брюками на бедрах.

Очень много появилось заказов для промоакций, съемок рекламы. А сейчас один из банков стал нашим постоянным заказчиком благодаря… карнавальным костюмам. Его руководство очень любит отмечать праздники весело, с переодеванием и маскарадом. Кстати, это натолкнуло нас на еще одну идею — прокат театральных костюмов. Очень хорошо дело пошло. Наряд не только сам себя окупает, но и со временем приносит чистую прибыль.

— Какой корпоративный заказ вы назовете самым "сладким"?

— Хороший заказ творчески интересен и выгоден. По количеству заказов среди корпоративных заказчиков всех перещеголял казачий  корпус. Сначала мы приодели хор «Кубаночка»  из 14 старушек, а потом принялись за мужчин. Пришлось пристально изучить все подробности кроя казачьего костюма, по музеям ходили, литературу перечитывали.  В конце концов за основу взяли приказ 1913 года, который очень четко все регламентировал — какая папаха, какая черкеска, какой галун, что из чего состоит, откуда начинается застежка, сколько вершков от пола. И бешметы, и башлыки — все переводили в вершки и обратно. И восстановили настоящую казачью форму.

— Среди ваших работ есть театральные костюмы. Они тоже относятся к корпоративным заказам?

— А почему нет? Совсем недавно мы делали группу сценических костюмов для карнавала в Геленджике, к юбилею города. Сшили серию костюмов от основания Геленджика, 1830 года. К ним прилагались все аксессуары — перчатки, зонтики, серьги, шиньоны под шляпу, чулочки. Мужской костюм — ремень, аксельбант, ордена, фуражка, сапоги, борода. Все это упаковывали в коробки, наклеивали эскиз с перечнем предметов, чтобы ничего не попутали и правильно одевали.

— Попадались ли "корпорации монстров", которые порядочно нервы потрепали?

— Ну что же на клиентов своих жаловаться? В большинстве случаев деловые люди достаточно вменяемы. Но бывают забавные случаи. Например, одевали как-то представительниц одной компании. Мерки предоставлял заказчик по нашей схеме, как в журнале мод. А когда все пошили, оказалось, что милые женщины себе талию поменьше намерили, грудь, кому не хватало, побольше, ноги подлинней. Костюмы сидят ужасно, брюки волочатся. Пришлось все же выезжать на места, всех перемеривать. Сотрудники компании писали потом объяснительные руководству, что сами виноваты. Но заказ был хороший, и мы всегда стараемся закупать ткань с запасом, учитывая текучку персонала в компании-заказчике.

— Из чего складывается цена на изделие?

— Если говорить о готовом изделии, то, прежде всего, из цены на ткань, прикладных материалов, фурнитуры. Плюс зарплата портных. Хорошие портные не будут работать за низкую зарплату. И найти специалиста не так-то просто. В нашем ателье не занимаются только одной операцией, например, пристрачиванием кармана. Каждый портной собирает целиком одно изделие, с двумя примерками. Приличные закройщики тоже дефицит. Мы берем учеников, чтобы готовить кадры. Сейчас в ателье 15 портных, 2 закройщика. Бухгалтер, механик-электрик и  уборщица — приходящие.

— Где вы покупаете ткани?

— К счастью, период, когда реализовывались в основном синтетические ткани и выбор был ограничен, уже закончился.  В Москве проходят текстильные ярмарки, и у российского бизнеса есть возможность работать с поставщиками европейских тканей. В Краснодаре несколько магазинов торгуют элитными тканями, но и у них нет гарантии, что купишь не стоковую, бракованную ткань. Поэтому предпочитаем обращаться к московским поставщикам. Очень жаль, что отечественное производство тканей умирает. Например,  ХБК выпускал уникальный бархат, полностью хлопковый, и такого больше никогда не будет. На КСК была замечательная кительная шерсть для военных заказов. Недавно нам удалось закупить у них остатки, но это последняя партия. Где искать что-либо подобное, просто не знаю. Печально, что такая ситуация сложилась по всей России, мало выжило предприятий, выпускающих конкурентоспособные  ткани.

— На каком оборудовании работаете, и есть ли сложности в его обновлении?

— У нас самые обычные промышленные машинки. На пятнадцать портных — пятнадцать машинок. Б/у стоит  6-7 тысяч, а новая — 25-30 тысяч рублей. Машинки работают у нас достаточно давно. Единственное, что мы не так давно приобрели, — это паровые утюги. Хотелось бы оснастить цех  вышивальной машиной-автоматом, но за хороший аппарат нужно заплатить около 10 тысяч долларов. Еще мечтаем об оборудовании для красивых отделочных петель. Пока мы купили японскую бытовую машинку, которая делает автоматическую глазковую петлю, и добавляем ручное обшивание. Но по обоим этим пунктам я не расстраиваюсь, потому что ручная вышивка лучше автоматической, и ручная петля тоже лучше, и руки стоят намного дороже самых совершенных машин.

— Как вообще оцениваете краснодарский рынок пошива одежды на заказ?

— В Краснодаре много специалистов, способных сделать достойный женский костюм, а вот за мужской возьмется не каждый. Чтобы костюм получился класса "люкс", надо применять технологию неклеевого дублирования, без серпянки, как делают итальянцы. В итальянском костюме есть ряд манипуляций, которые делаются только руками, обметываются петли, пришивается рукав. Мы нашли мастера, конструктора старой школы, которая обучала наших  портных всем тонкостям работы без серпянки, как это было в старых, классических учебниках. Теперь мы за свои костюмы спокойны, и, к примеру, после химчистки внешний вид они не изменят.

— Что делать, если клиент недоволен работой?

— Доводить результат до совершенства. Если, конечно,  у клиента адекватное восприятие, все недочеты можно исправить. Мы не отдаем изделие недовольному клиенту. Если уж совсем война начинается, то предпочитаем вернуть деньги и стоимость материала. А не принятые  костюмы пускаем в прокат или перепродаем. За всю историю фирмы было 2-3 подобных  случая. Как-то вернул нам клиент смокинг, потому что тот сильно, по его словам, мялся. И это понятно, ведь ткань натуральная. Мы сшили новый смокинг, а этот теперь в прокат сдаем. Он себя уже окупил. Так мы выделили еще одно направление в бизнесе — прокат вечерних костюмов. Пока можем предложить вечерние платья маленьких размеров, от 42 по 46, но мы будем стремиться расширять ассортимент. Прокат стоит тысячу рублей в сутки. Помимо вечерних платьев, предлагаем смокинги разных размеров напрокат и костюмы для торжественных событий.

— Как делите рынок с конкурентами?

— Конкуренты есть, но работы хватает всем. Город большой, люди хотят одеваться, так что никогда не боялась, что будем сидеть без работы. Следует признать, что всех обшить мы не в состоянии. А что касается корпоративной одежды, я, честно говоря,  даже не знаю, кто этим еще занимается. Мы рынок совсем не исследовали, работаем так, как будто мы одни. Есть фирмы, которые занимаются пошивом рабочей одежды, типовой одежды для горничных. Мы не шьем спецодежду, нам это не интересно. Она стоит копейки и, по сути, должна быть очень дешевой. Мы разрабатываем и воплощаем корпоративный стиль.

Автор: Инга Гуренко

Источник: http://delo.yuga.ru/biz/publish/?id=92

Присоединяйтесь к 11000 швейников!
Получайте 2 раза в неделю лучшие статьи и видео по швейному бизнесу на свой емейл!

НЕ УПУСТИТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ СДЕЛАТЬ ДОБРОЕ ДЕЛО: НАЖМИТЕ НА КНОПКУ СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ В КОТОРОЙ ВЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАНЫ, ЧТОБЫ ДРУГИЕ ЛЮДИ ТОЖЕ ПОЛУЧИЛИ ПОЛЬЗУ ОТ ЭТОГО МАТЕРИАЛА.

Комментирование ВКонтакте:

Комментирование Facebook

Комментарий “Сшитое дело

  1. Ищу любое пособие или обучающие издания по пошиву папах. Если это не затруднит, помогите.

Добавить комментарий