В модном бизнесе важно не только обновлять коллекции

В юности Андрей Тарасов профессионально занимался легкой атлетикой, состоял в сборной олимпийского резерва. Но даже каждодневные тренировки не мешали ему заниматься бизнесом уже в старших классах школы.

Сегодня Андрей — владелец и генеральный директор компании Meucci Group, являющейся эксклюзивным дистрибутором марок мужской одежды Meucci и Fratelli Meucci в России и странах СНГ. Компания — в числе официальных спонсоров сборной России по футболу.

В 15 лет Андрей торговал жвачкой, которую ящиками доставляли из Эмиратов его знакомые летчики. После школы Тарасов несколько раз поступал на экономические факультеты разных вузов и тут же их бросал. Говорит, время было золотое, жалко было его за партой просиживать.

— У меня было много разных бизнесов: от продуктовых магазинов до производства металлических дверей,- рассказывает Андрей.- Но, как правило, все это надоедало максимум за год, потому что устроены они были довольно примитивно в плане организации, а я по натуре стартапщик.

— С чем вы пришли к кризису 1998 года?

— С 1995 года я занимался торговлей верхней одеждой: возил из Флоренции дубленки, кожаные вещи и реализовывал их на своих торговых точках на рынках ЦСКА, "Коньково". ЦСКА в 1995 году был скорее элитным бутиком, чем рынком. Там одевались только самые обеспеченные люди. Либо за границей, либо на ЦСКА. Там были лучшие вещи в Москве. Я закупал в Италии одежду марки Meucci. Для Meucci производство коллекций под собственным брэндом никогда не было основным бизнесом, они по большей части работали с группой LVMH, которая владеет марками Gucci, Yves Saint Laurent и другими.

В 1998 году Андрей понял, что перспектив у его торгового бизнеса нет, и решил заняться производством. Подписал с партнерами-итальянцами контракт на использование торговой марки Meucci на территории России и стран СНГ.

— Лекала у вас были итальянские?

— Нет, мы разрабатывали все сами, с нуля.

Антропометрические данные российских мужчин очень сильно отличаются от итальянских.

— Наши крупнее?

— Совершенно другие. Почему многие зарубежные производители одежды, которые приходили к нам на рынок, проваливались? Потому что они не понимали, что именно здесь нужно.

— С точки зрения антропометрии?

— С разных точек зрения. Ни одному итальянцу неведомо, что в куртке российскому мужчине нужно как минимум три внутренних кармана.

Таких моментов много. Например, российские мужчины не готовы терпеть неудобства ради того, чтобы выглядеть модно. Им нужно делать зарядку в одежде. Я не раз в магазинах наблюдал, как мужчины приседают в костюме.

Москва-Питер, далее везде Российское производство Meucci Group было запущено в 2000 году. Тогда на нем работало восемь человек: конструктор, технолог и шесть швей.

— Два года мы работали только на Москву.

Шили ветровки и куртки, пальто и пуховики.

Изучали рынок. Сейчас у нас больше 200 сотрудников. В год мы представляем 70-80 моделей верхней одежды. В 2004 году начали делать меховые головные уборы. Вначале размещали заказы на сторонних предприятиях, но сроки и качество часто не выдерживались, поэтому мы приняли решение организовать собственное производство. Сейчас это отдельный, крепко стоящий на ногах бизнес. За три года мы смогли войти в тройку лидеров в этой нише.

— Много у вас конкурентов?

— Сильных можно пересчитать по пальцам одной руки.

— Где вы закупаете ткани и мех?

— Меха — на аукционах по всему миру. Наш брокер-итальянец закупает их также для Prada, D&G и других luxury-брэндов. Раньше я сам этим занимался. Все новое сначала сам пробую, потом, разобравшись в механизме, делегирую полномочия сотрудникам.

Что же касается тканей, то наши специалисты посещают все ведущие мировые выставки, такие как Premiere Vision, Milano Unica, Lineapelle. Нам долгое время приходилось работать с так называемыми тканями quick service, то есть уже готовыми. В отличие от D&G мы не могли позволить себе разрабатывать дизайн полотна, у нас просто не было таких объемов производства. Однако даже luxury-брэнды используют в коллекции всего лишь три-пять собственных тканей, все остальное тоже массовая продукция. Зато сейчас мы уже можем прийти на итальянскую фабрику и заказать 5-15 км ткани. И фабрика предоставляет нам на нее эксклюзивные права. В следующем году эту ткань смогут использовать другие, в текущем — нет.

— Ваша одежда продается только в России?

— В России и странах СНГ. Нам предлагали открыть представительства в Канаде и Германии, но мы не стремимся никуда больше. Нам есть куда развиваться и в России. Здесь в нашем ценовом сегменте, кроме Hugo Boss, никого нет. Наши куртки, пальто стоят в розницу от 20 до 35 тыс. руб. Сегодня Meucci Group присутствует примерно в ста городах России.

— Во всех городах с населением свыше 100 тыс. человек и в крупных промышленных, таких как Норильск,- уточняет Андрей.- В каждом у нас максимум три партнера-байера.

Даем людям спокойно работать, не создавая дикой конкуренции.

— Как вы их находите?

— Раньше устанавливали на выставках 200-метровые стенды, устраивали показы, чтобы привлечь байеров. Теперь задача выполнена.

В этом году на выставке Collection Premier Moscow берем стенд 50 кв. м и делаем его исключительно имиджевым, обыгрываем тему чемпионата Европы по футболу.

— В каком городе самые большие продажи?

— В Москве и Питере. Москва — потому что это государство в государстве. Мы вложили много денег в продвижение нашей продукции в Питере. Там, кстати, работает единственное наше представительство. Я люблю этот город, и примерно три года назад появилось ощущение, что питерский рынок наиболее перспективный. В декабре в одном из элитных районов города открывается первый торгово-развлекательный центр премиум-класса. В нем будут московские брэнды "Азбука вкуса", World Class.

Там же откроется наш монобрэндовый магазин.

Открытие приурочили к Кубку европейских чемпионов по хоккею, на котором мы будем выступать спонсорами.

Кстати, в 2007 году мы сделали отдельный проект: сшили по индивидуальным меркам комплекты официальной одежды для игроков и тренеров сборной России по футболу, а также для руководства Российского футбольного союза.

— Как возник этот проект?

— Наша задача — продвижение брэнда, а сборная России по футболу — вторая по значимости после олимпийской. Вы слышали, чтобы кто-нибудь из российских политиков интересовался успехами сборной России по гандболу? Вряд ли. А футболом интересуются все.

Поэтому подписать контракт со сборной России по гандболу можно без проблем. А со сборной по футболу — это уже задача другого уровня.

— Мы готовились к этому шагу два года, выстраивали структуру. Изучали рынок производителей, подписывали договоры, анализировали спрос, строили сеть дистрибуции, создавали рекламную и пресс-службу. Западные компании отлаживают это десятилетиями. Перед нами стояла задача предоставить партнерам и байерам сервис западного уровня, а конечному покупателю — итальянское качество по приемлемой цене. Сегодня шарфы для нас делает та же фабрика, что и для Dior, Louis Vuitton, Chanel. И при этом наши вещи стоят в розницу в три-четыре раза дешевле.

— Что делать интересней — верхнюю одежду, костюмы или обувь?

— Интересней делать новое. Модельный ряд верхней одежды мы обновляем каждый год на 85%, хотя могли бы на 50%. Впрочем, в нашем бизнесе важно не только обновлять, но и создать узнаваемую модель. Мы не Burberry, у которой есть классический клетчатый тренч. Мы пока слишком молодые.

— Не пробовали брать на работу западных менеджеров?

— Западные менеджеры не вольются в команду. Это совершенно другая ментальность. Они "трафаретные".

— Тренинги проводите?

— Я был на нескольких тренингах. Поразило, насколько люди не понимают, о чем говорят.

Если проводить тренинги, то нами же и организованные. В компании свои особенности и микроклимат. Например, для разработки системы оплаты труда большинство предприятий, подобных нашему, приглашает сторонние организации. Мы разработали систему сами. На это понадобилось два года, было очень тяжело. Но мы знали, что лучше нас это никто не сделает.

Производство верхней одежды Meucci Group находится в Лобне, откуда Андрей Тарасов родом. — Сейчас в центре города у нас идет строительство трехэтажного здания: на первом будет магазин, на втором — ателье "для своих". Многие клиенты хотят, чтобы мы шили для них по индивидуальным заказам. Ресурсов не хватает.

Выделим индивидуальный пошив в отдельную структуру. На третьем этаже разместится дизайнерско-конструкторский отдел, занимающийся разработками коллекций. И еще одна стройка в планах — нам выделили участок под новую фабрику. Перед входом в приемную Андрея висят две таблички: "Флоренция" и "Лобня". Под каж дой — часы, показывающие итальянское и московское время.

— В Италии все производства расположены в таких городах, как Лобня,- уверяет Андрей.

Тарасов вполне допускает, что со временем его компания по масштабам и авторитету сравняется с D&G. — Почему бы и нет? Для меня главное — создать сильную компанию. Я в этом бизнесе восемь лет. Каждая сезонная коллекция — это start-up.

Как говорят футболисты, если ты выходишь на поле и не волнуешься — надо завязывать с футболом. Так вот когда у меня перестанут трястись коленки перед представлением коллекции, придет время уходить из бизнеса. За эти восемь лет мы из небольшого производства превратились в группу компаний с различными направлениями. Каждый год появляется что-то новое: производство головных уборов, розничные магазины, ателье… А ведь для кого-то каждое направление могло бы быть новым бизнесом.

Источник: http://www.businesspress.ru/newspaper/article_mId_39_aid_430716.html

Присоединяйтесь к 11000 швейников!
Получайте 2 раза в неделю лучшие статьи и видео по швейному бизнесу на свой емейл!

НЕ УПУСТИТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ СДЕЛАТЬ ДОБРОЕ ДЕЛО: НАЖМИТЕ НА КНОПКУ СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ В КОТОРОЙ ВЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАНЫ, ЧТОБЫ ДРУГИЕ ЛЮДИ ТОЖЕ ПОЛУЧИЛИ ПОЛЬЗУ ОТ ЭТОГО МАТЕРИАЛА.

Комментирование ВКонтакте:

Комментирование Facebook

0 Комментарии “В модном бизнесе важно не только обновлять коллекции

Добавить комментарий